Он и она. Ты дразнишься. – Элис прикусила губы

Виртуальный секс номер раз.

Дальше идет более откровенная эротика. Рассказывать?

Она:
рассказывать.

Он:
А дальше ты вдруг проявляешь свою инициативность.
Слегка отталкиваешь меня, чтобы я сел на диван и присаживаешься рядом со мной. Я глажу тебя по волосам, плечам, спине. Ты проводишь рукой от колена к моему бедру и дальше — к ширинке. Расстегиваешь замок и с чертыханием борешься с ремнем. Я тебе помогаю, и ты начинаешь гладить пальчиками мой бугор в брюках.

Она:
Я сажусь к тебе на колени, провожу ногтями по твоему затылку и сжимаю волосы. Мы целуемся.
Одной рукой ты гладишь мои бедра, поднимаясь все выше. Второй рукой прижимаешь меня со всей силы к своей груди. Моя спина выгибается и наши тела соприкасаются и ритмично трутся друг об друга.
Сдавленный тихий стон прорывается сквозь поцелуй.
Твоя рука поднимается все выше по бедру, она уже под платьем. Ты опускаешь и вторую руку и сильно, но мягко сживаешь ладонями мои ягодицы.
Я начинаю задыхаться от страсти, и поцелуй на секунду прерывается. Твои губы опускаются к моей шее и ты легонько ее кусаешь, а потом страстно целуешь. С моих губ срывается хриплый стон. Ритм учащается.
Ты стаскиваешь с меня платье через голову и помогаешь мне тут же снять твою майку. Теперь наша кожа соприкасается.

*продолжать, или ты?

Он:
Продолжи, а то у меня рука занята )))

Она:
Эгоист. Продолжаю!

Ты хватаешь меня за талию, приподнимаешь и бросаешь на кровать. Теперь я лежу на спине, а ты надо мной. Одной рукой ты стаскиваешь брюки, я тебе помогаю. Мы не прекращаем целоваться. Ты переходишь губами к моей шее и опускаешься к груди. Твоя рука сползает все ниже по моему животу и проскальзывает в трусики.
От груди твои губы опять возвращаются к моим. Твои пальцы плавно ласкают мои половые губы. Одна моя рука гладит твой затылок. Вторую я спускаю по твоей спине и на талии перевожу ее на живот, а затем просовываю ее в твои трусы. Я обхватываю рукой твой член и начинаю массировать его вверх-вниз.

Твои веки начинают дрожать от удовольствия, а с губ срывается беззвучный стон. Твои пальцы ускоряют темп, в ритм ускоряются и мои. И ты вводишь палец в меня. Еле слышимая дрожь пронизывает мое тело, глаза закатываются. Спина выгибается и я на миг отрываюсь от твоих губ. Я стаскиваю с тебя трусы, а ты мои пока не трогаешь. Это единственный предмет одежды, который остался. Моя рука массирует твой член, а ногти второй впились в твое плечо.
Мы уже не можем продолжать поцелуй, слишком глубокое дыхание вперемешку с тихими постанываниями. Но наши губы все равно соприкасаются.

Ты вводишь в меня второй палец, ритм становиться быстрее и яростней. Моя голова откидывается назад и с губ срывается громкий вздох. Ногти обеих рук впиваются в твою спину.
Ты рвешь мои трусики и отбрасываешь их, не вставая с меня. Одежды не осталось. Ты опять вводишь в меня пальцы, но через секунду вынимаешь их и входишь в меня. Наш стон сливается — мой громкий и твой еле слышный.

Твои движения плавные и аккуратные, ты полностью прижимаешься ко мне и на несколько секунд останавливаешься. Мы смотрим друг другу в глаза.
Мои губы покраснели и опухли от поцелуев, зрачки расширились, веки подрагивают. Мы начинаем нежно и «глубоко» целоваться. Ты начинаешь очень медленно и плавно двигаться во мне.
Стоны сквозь поцелуй.
Темп увеличивается, поцелуй «разрывается» от глубокого дыхания. Ты Берешь одну мою ногу и закидываешь к себе на плечо. Приподнимаешься на руке и рывками проходишь в меня. Вторую ногу я кладу к тебе на талию.
Ты уменьшаешь амплитуду движений, плавно и медленно двигаешь тазом. Ты не выходишь полностью из меня, но и не проникаешь глубоко. Мои руки закинуты за голову и упираются в спинку кровать, веки дрожат

— мммммммммм
Через минуту плавного секса ты резко и без предупреждения входишь в меня так глубоко, как только можешь.
Громкий стон, ногти одной руки царапают спинку кровати, ногти второй впиваются в твое плечо.
Твои движения становятся резкими и агрессивными. Амплитуда и темп резко возрастают до максимума. Ты очень глубоко резкими толчками входишь в меня. Мои стоны становятся громче, но стук своего сердца ты слышишь еще отчетливей.

*ушла за вибратором. дочитаешь и теперь ты продолжай

Он:
Я предлагаю тебе не торопиться, а продлить удовольствие. Я замираю и наслаждаюсь видом твоего голого тела, тебя подо мной, твоим частым дыханием, прерывающемся, когда я начинаю двигаться внутри тебя.

Как ты относишься к тому, чтобы сменить позу? Тебе нравится сзади или сверху?

Она:
И то и другое, в любой последовательности.
теперь ты описывай.

Он:
Я поднимаюсь и медленно выхожу из тебя. Чувствую как ты не хочешь отпускать меня, но надо, солнышко, надо ))).
Мы встаем с дивана на пол. Я прижимаю тебя к себе, с удовольствием ощущая твою гладкую кожу под своими ладонями, твердые шершавые соски, трущиеся о мою грудь, твое горячее прерывистое дыхание.
Провожу ладонью от плеча до твое попки и крепко сжимаю ее. Мы целуемся. На этот раз без прелюдий — глубоко и жадно, сплетаясь языками и с наслаждением вдыхая пьянящий запах наших тел.

Я беру тебя за плечи и отворачиваю к дивану. Продолжаю гладить тебя. Одна рука проходит путь от низа живота к твоей груди, и ее пальцы начинают вырисовывать круги вокруг твоего соска.
Другая рука наоборот отрывается от груди, которую она ласкала и спускается вниз, между твоих ножек. Своими пальцами я ощущаю твою мокроту. Я снова немного дразню тебя пальцами, развратно играя с твоими нижними губками. Я просунул один пальчик между ними и начинаю им двигать туда сюда. Неглубоко, но каждый раз слегка надавливая на то место, где сходятся твои губки.

Я освобождаю твою шею и плечи от волос, убирая их в сторону и начинаю целовать тебя. Сначала за ушком, в твою нежную шею. Я чувствую твой прекрасный запах. Именно в этом месте запах женщины по особому приятен.

Мой пальчик продолжает свои движения внизу, между твоих губок, проникая раз за разом все глубже.
Я целую тебя ниже. Туда, где почти закончилась шея и началось плечо. Потом спускаюсь еще ниже. Теперь я целую твое плечо, но мне этого мало. Я спускаюсь еще ниже и покрываю весь путь от твоего плеча до твоей попки поцелуями и последний «контрольный» поцелуй ты получаешь прямо в самую пухленькую, но упругую часть твоего тела. Другая половинка твоей попки также получает мой поцелуй.

Читать еще:  Минеральная пудра для лица. Минеральная пудра. Тональная пудра от Kiko Milano

Я стою перед тобой на коленях и разворачиваю тебя к себе. Теперь передо мной отличное зрелище твоих набухших губок. Я целую тебя прямо в них. А потом медленно провожу языком вокруг них.
Я снова целую тебя в губки, но теперь мой язык заменяет мой палец и касается твоего клитора.
Ты издаешь громкий стон и вцепляешься пальцами в мою голову. Я начинаю страстно целоваться с твоими нижними губками, раз за разом проводя языком между ними.

Я встаю и снова поворачиваю тебя спиной к себе. Одну руку кладу на низ твоего живота, приглашая подвинуть свой таз ближе ко мне, а другой слегка надавливаю на твое плечо, заставляя наклониться и упереться руками в диван.

Несколько мгновений любуюсь этой картиной, а затем приставляю свой член к твоим губкам. Слегка надавливаю и он проникает глубже в твою горячую плоть.
Ты негромко стонешь и наклоняешь голову вперед. Твои плечи напрягаются, а пальцы рук впиваются в смятые простыни.

Резко я вхожу глубоко внутрь тебя, как можно дальше. Крепко держу тебя за бедра, чтобы ты не смогла увернуться и проникаю все глубже и глубже, пока наконец не ощущаю что-то, во что упирается мой член.
Теперь я медленно выхожу, но не до конца.
Ты не выдерживаешь и твоя попка сама начинает идти навстречу моему члену.
Я наращиваю скорость ударов и ты каждый раз поддаешься мне на встречу. Одна моя рука покидает твое бедро и перемещается на грудь. Я сжимаю ее сильно, но аккуратно, чтобы не причинить боль.

Продолжаю долбить тебя. Долбить. Это слово пожалуй подходит больше всего. Я бешено долблю тебя сзади, а ты стонешь и мотаешь головой. Я вижу, что тебе нравится эта бешеная скачка и от этого возбуждаюсь еще больше.

Я кладу свою руку на твой животик, а другой продолжаю удерживать бедра. Теперь уже не ты добровольно идешь на встречу ко мне, а я ускоряю твое движение.
Я слегка приподнимаю тебя и ты будто летишь в моих руках, чувствуя с каким неистовым темпом я засаживаю тебе между ножек. Кожаный мешочек моих яичек бьется о твою попку. Каждое мое движение начинает сопровождать твое всхлипывание, а между ног каждый раз хлюпает, когда я с силой вонзаюсь в тебя.

Я чувствую, как мой член, словно немеет, готовясь к внезапному залпу.
Можно кончить в тебя?

Она:
Ты выходишь из меня, ложишься на кровать на спину. Тянешь меня за руку, приглашая сесть сверху. Я разворачиваюсь и становлюсь на колени над тобой, я еще не сажусь. Я опираюсь на руки и наклоняюсь к твоему лицу. Мы начинаем медленно целоваться. полминуты, может минута. Дыхание успевает восстановится, но остается глубоким.

Я отрываюсь от твоих губ, приподнимаюсь над тобой и медленно сажусь на твой член. Твои глаза закрываются от удовольствия, руками ты сжимаешь мои бедра.
Я медленно начинаю двигаться вверх-вниз, руку кладу на твою и перемещаю ее вверх — на мою грудь. Ты ее сжимаешь и поглаживаешь.
Вторую руку я завожу за спину и опускаю вниз, туда, где наши тела соприкасаются. Начинаю поглаживать и массировать твои яички.

Я перестаю приподниматься и опускаться и начинаю двигаться вперед-назад и из стороны в сторону, пока медленно, но постепенно увеличивая темп.
твоя рука опускается по моему животу, ниже.
ты просовываешь палец между нами и начинаешь мягко тереть мой клитор.

Я выгибаю спину и отклоняюсь назад, увеличивая давление на твой член. Мои движения становятся быстрее, амплитуда движений растет. Я упираюсь руками в твои колени, а ты кладешь руки мне на бедра помогая двигаться быстрее. Еще быстрее.. еще сильнее.
Я не в состоянии контролировать свой стон. Твое дыхание становиться все громче.
Я наклоняюсь вперед, упираясь руками в твои плечи. Ногти впиваются в твою кожу, но не сильно, ты чувствуешь как дрожат мои руки. Мои губы дрожат. Я продолжаю двигаться.

Ты берешь меня за талию и не выходя из меня переворачиваешь на спину. Ты не сбавляешь темп, а только увеличиваешь его. Все сильнее и глубже. Мои ноги обвились вокруг твоей спины, руки упираются в спинку кровать, царапая ее.

Уже не стон — крик. Я кусаю губы, глаза закатываются, скатывается слеза. В голове звон, я слышу каждый удар сердца.
Ты не уменьшаешь темп.

Он:
Я жестко и резко вхожу в тебя, пронзая насквозь раз за разом твою плоть. Сквозь пелену удовольствия я вижу твои волосы, мокрыми прядями разбросанные по лбу, закрытые глаза, улыбку. Краешки твоих губ дрожат, а каждый раз, когда я вхожу в тебя из них вырывается резкий крик.
Я впиваюсь в твои губы и начинаю двигать только тазом, уже не выходя из тебя полностью, а лишь наполовину и тут же иду обратно навстречу твоей матке.

Целую твои глаза, твои раскрасневшиеся щеки, твою шею. Целую твои соски, а сам все теснее прижимаю тебя к себе, ощущая волну нарастающего удовольствия.
Ты прижимаешь меня со всей силой к себе, и я чувствую сокращения твоего влагалища. В уголках твоих глаз застыли слезинки. Ты громко стонешь в изнеможении и это твой решающий ход, который заставляет меня выстрелить спермой прямо в твое тело.

Я чувствую как выстрел за выстрелом опустошаю содержимое своих яичек. Мы прижимаемся тесней друг к другу и лежим молча, закрыв глаза, вспоминая о том фантастическом удовольствии, которое нам довелось испытать благодаря друг другу.

Она:
мммммммммм
хочешь вернуться к спору об экономике?

Он и она. Ты дразнишься. – Элис прикусила губы

— Зачем? — Внутри все замерло.

— А вот об этом тебе с ним разговаривать, крошка, не со мной. Он вообще был слегка расстроен, не до длительных бесед. Ты сама как себя чувствуешь?

— Хорошо, — снова солгала. — Дэн, ты ведь скажешь мне, если Ральф впутается в неприятности?

А он может. Для него это — своеобразный способ выпустить пар.

— Зависит от вашего статуса, девочка. Да и Ральфа не порадует, что старый следователь распускает язык. Удачи на собеседовании!

Я уставилась на погасший кристалл. И как это понимать? Что уже задумал мой муж? С кем собирается связаться? Не думать. О Ральфе — не думать. А только о собеседовании. Тем более что времени осталось мало. Я надела светло-желтую блузу и коричневую юбку. Не буду бросаться возможным коллегам в глаза. Заколола волосы, едва коснулась помадой губ. Отражение радовало, если бы не синяки под глазами. Их пришлось замазать кремом. Пока разбиралась с внешностью, пробило одиннадцать. Надо ехать!

Читать еще:  Биоэпиляция. Шаг за шагом. Как ухаживать за кожей после биоэпиляции? Техника восковой эпиляции

До улицы Айвинг я добралась без четверти двенадцать. Обычный полицейский участок, о чем сообщала вывеска на темной двери. У входа дежурил охранник — скучал в деревянной будке. Я подошла к нему.

— Кто такая? — спросил угрюмо.

— Сандра Колден, мне назначено собеседование.

Охранник расплылся в неприятной улыбочке. Ничего, сталкивалась. Уже не страшно.

— Ну проходите, Сандра Колден, — ответил мне, и я шагнула за дверь. В участке стоял рабочий шум. Откуда-то доносились оживленные голоса. Секретарь в приемной что-то записывала под диктовку из кристалла связи. Я терпеливо дожидалась, пока она завершит разговор.

— Чем могу помочь? — Наконец, меня заметили.

— Добрый день. — Я старалась казаться милой. — Меня зовут Сандра Колден, я…

— А, вы к старшему следователю Айдену. Идемте, вас уже ждут.

Значит, обо мне предупредили. Это уже хороший знак. Я прошла по узкому коридорчику и замерла перед дверью с табличкой: «Старший следователь Леон Айден». Секретарь скрылась за дверью на минуту, а затем пригласила:

Я шагнула за порог. Леон Айден сидел за столом и что-то писал. Пока что видела только русую макушку и чуть заостренный нос. Будущий начальник поднял голову — и я поняла, что ему не больше тридцати пяти. Серые глаза скользнули по мне, изучая.

— Сандра Колден, значит? — Придвинул к себе бумаги. А голос приятный.

— Господин Скайден просил вас принять. Он часто нам помогает в расследованиях, поэтому его просьба важна для меня, но, не скрою, у нас мало сотрудниц женского пола. Думаю, не надо объяснять, почему. Не та работа. Наш отдел специализируется на убийствах и похищениях. Поэтому вы уверены, что хотите здесь работать?

— Уверена, — ответила четко.

— Тогда, госпожа Колден, заполните анкету.

Передо мной опустился лист, и я села к столу. Пока писала, Леон сверлил меня взглядом, будто старался проникнуть под кожу. Стало не по себе…

— Вот, — вернула ему бумаги.

— Отлично. Что ж, госпожа Колден, у меня для вас еще новость. Место в моем отделе только одно, а претендентов на него — двое. И я хочу выяснить… Впрочем, Джейна, — крикнул секретарю, — позовите второго кандидата.

Второго? Дверь снова скрипнула, пропуская новое действующее лицо. Этот тип мне не понравился сразу. И дело было не в том, что мы претендовали на одно место. Просто было в нем что-то, заставляющее насторожиться, хоть мы, несомненно, никогда не встречались раньше. Голубые глаза с интересом прошлись ко мне, задержались на верхних пуговичках блузки, и стало жарко. Тонкие губы искривила полуулыбка. Светлые волосы казались выгоревшими на солнце и как-то ему не шли.

— Знакомьтесь, господин Ричард Эверетт. Госпожа Сандра Колден.

— Приятно, — кивнул Эверетт.

— Взаимно, — ответила я.

— Итак, перед нами вопрос. — Айдена, казалось, забавляла эта ситуация. — Кто из вас останется работать в моем участке. Без сомнения, у госпожи Колден больше опыта. А у господина Эверетта — прекрасные рекомендации. Поэтому я склонен решить все опытным путем. Я дам вам материалы дела. У вас будут сутки, чтобы определить, кто преступник. Понятное дело, мне уже и так это известно. Вы можете запросить данные любых экспертиз. Джейна, проводите претендентов в отдельные кабинеты и выдайте папки.

Что ж, я готова доказать, чего стою. Мне нужна была эта работа!

— Удачи, госпожа Колден, — улыбнулся мне Эверетт.

— Вам тоже. — От его улыбки по коже пробежал холодок. До чего странный тип! Я вошла в маленький кабинет, уставленный книжными шкафами, и села за стол.

— Папка с делом. — Джейна опустила передо мной подшитые листы. — Если понадобится запросить информацию, свяжитесь со мной через кристалл связи. Можете работать здесь, если хотите. Можете дома, но документы из здания полиции выносить нельзя.

— Если я закончу сегодня, это допустимо? — спросила у секретаря.

— Конечно. Сутки — это максимальный срок.

Что ж, посмотрим… Стандартное дело о похищении. Господин Бурдес вернулся домой из командировки и обнаружил разгром в квартире. Прилагались его показания и зарисовки с места преступления. Поначалу Бурдес подумал, что к нему забрались воры, и попытался связаться с супругой. Она на связь не вышла, зато он нашел записку, где требовалось следующим вечером принести сто тысяч в сумке черного цвета и оставить на скамейке у входа в парк, если желает видеть супругу живой. Бурдес обратился в полицию, открыто дело о похищении.

Так, запросить показания свидетелей, результаты графологической экспертизы. Еще бы неплохо узнать, какие охранные системы стояли на доме. Были ли обнаружены следы мобиля. Я с головой зарылась в документы, принесенные Джейной. Кажется, ситуация начинает проясняться. Еще только начинало смеркаться, а я уже входила в кабинет Айвинга. Сам начальник отдела все так же сидел за столом и глядел на меня с плохо скрываемым любопытством. Интересно, а мой соперник уже закончил? И если да — то к какому выводу пришел? Нужно не оставить ему шансов!

Он и она. Ты дразнишься. – Элис прикусила губы

г. Сент-Луис, штат Миссури, апрель 1849 г.

Сердце Брианны Вайт бешено забилось, когда ей пришлось войти вслед за сыном своей экономки в мрачную, похожую на пещеру конюшню. У нее было такое ощущение, будто она попала в самое настоящее пекло.

Она моментально почувствовала жар, исходивший от кузнечного горна. Даже сквозь одежду он обжигал ее нежную кожу и заставлял трепетать вуаль, закрывавшую лицо. Ей пришлось подождать некоторое время, пока глаза привыкли к темноте. Языки пламени, вырывавшиеся из горна, и неясные силуэты людей, которые на фоне огня казались танцующими бесами, — вот и все, что она смогла разглядеть.

Вдруг из темноты раздались злобные и резкие, похожие на скрежет сомкнувшихся ножей, голоса. Она вся сжалась от ужаса и инстинктивно вытянула вперед руку, чтобы защитить лицо.

— Жди своей очереди, ты, вонючий муженек индейской скво! Что тебе нужно? Хочешь, чтобы твою лошадь побыстрее подковали? Тут много и других индейских лошадей. Ты лучше возвращайся к своей грязной скво и попроси ее выбрать вшей из твоей головы.

Ему ответил другой, мягкий, глубокий и, как показалось Брианне, подозрительно спокойный голос. Однако она не смогла разобрать сказанного.

— Ах ты, ублюдок! — завопил первый голос.

Услышав устрашающие звуки борьбы и хруст костей, Брианна застыла на месте как вкопанная. От страха у нее даже перестало биться сердце. Эти звуки были ей очень знакомы, впрочем, как и боль, которая неизбежно следовала за этим. Она вся напряглась, ожидая удара.

Однако вместо этого со стороны кузницы к ней неспешной походкой направился какой-то мужчина. Брианна успела только громко вскрикнуть перед тем, как он натолкнулся на нее. Столкновение было таким сильным, что они вместе рухнули на устланный соломой пол, крепко сцепившись друг с другом.

Читать еще:  Маски из меда от гусиных лапок. Домашние эффективные маски. Как разгладить гусиные лапки

— Ты, мерзкий муж индианки! — завопил какой-то мужчина. — Посмотри, что ты наделал! Немедленно поднимайся, черт тебя подери! Ты свалил на пол леди и теперь лежишь на ней!

Брианна с трудом дышала и отчаянно пыталась столкнуть с себя тяжелое мужское тело. Ее собственное тело, избитое и покрытое многочисленными синяками, так нестерпимо болело, что она в любой момент могла потерять сознание. «Нет, это не Баррет! Не Баррет!» — мысленно убеждала она себя. Однако она была так напугана, что по привычке продолжала отчаянно бороться за свою жизнь. Господи, ведь до этого ей уже миллион раз приходилось выдерживать подобные сражения!

— Разрази меня гром! Поднимайся, женщина, я не хотел тебя обидеть, — раздался низкий рокочущий голос возле самого ее уха.

Сильные, словно железные тиски, руки крепко сжимали ее запястья, мужчина вдавил ее в грязный, покрытый соломой и лошадиным дерьмом пол. Она ощутила на своей щеке его прерывистое и горячее дыхание. От него пахло табаком и, как ни странно, яблоками. Груди Брианны были плотно прижаты к его твердой груди, и она чувствовала, как вздымается эта могучая грудь. Они оба отчаянно ловили ртом воздух, пытаясь отдышаться. Что-то дрогнуло у нее внутри, ее охватило какое-то неведомое чувство. Никогда она еще не ощущала ничего подобного, когда Баррет вот так же крепко прижимал ее к себе. Все это смутило и испугало ее.

— Минутку, — пробормотал все тот же низкий голос. — Я уже поднимаюсь.

Она почувствовала облегчение, когда избавилась от этого тяжелого груза. Теперь мужчина возвышался над ней подобно огромной глыбе — в нем было добрых два метра роста и косая сажень в плечах. Она все еще лежала на полу, разглядывая его сквозь вуаль и пытаясь преодолеть страх, а он наклонился к ней и протянул руку, предлагая свою помощь. Теперь она видела его достаточно хорошо и даже заметила, что его ладони были грязными и мозолистыми, а пальцы — длинными и тонкими. На мизинце одной руки не хватало фаланги.

— Вы в порядке? — довольно приветливо спросил он.

Прежде чем она собралась с духом и с силами, чтобы ответить, Шон со своей матерью уже оказались рядом с ней. Они наклонились над ней, пытаясь помочь подняться. Встав на ноги, Брианна застонала. Все ее тело пронзила такая нестерпимая боль, что она не могла двинуть ни рукой, ни ногой, и просто стояла как неживая, пока миссис О’Кейзи отряхивала солому и грязь с ее юбок. Она почувствовала, что сейчас разрыдается от боли и пережитого ужаса, но усилием воли удержала слезы. Если в первый же день своей свободы она не сможет достойно встретить выпавшие на ее долю трудности, то как же она собирается жить дальше? Сможет ли она начать новую жизнь?

В этот момент некто, стоявший за спиной незнакомца-великана, что-то сказал. Великан побагровел от злости и резко развернулся. Бормоча что-то на незнакомом Брианне языке (очевидно, какие-то жуткие ругательства), он набросился на своего обидчика. Брианна вместе с миссис О’Кейзи и ее сыном едва успели отскочить в сторону, как оба мужчины сцепились, издавая громкие стоны, изрыгая ругательства и обливаясь потом от напряжения. Шон громко закричал, призывая на помощь хозяина конюшни.

Огромный Моисей Лонгмайер, который запросто смог бы вместо лошади дотащить телегу до самого Орегона, отшвырнул одного из драчунов к стене. Второму возмутителю спокойствия он просто положил руку на грудь, сдерживая его пыл.

— Спокойно, Най, — сказал он ему. — Это всего лишь мальчишка-пастух. Таких в Кентукки хоть пруд пруди. Не стоит он того, чтобы из-за него обдирать себе руки в кровь.

Теперь, когда Брианна уже твердо стояла на ногах, она отметила про себя, что этот мужчина, Най, который сбил ее с ног, был довольно высоким (хотя до двух метров он явно не дотягивал) и худощавым — одни сплошные мышцы и ни капельки жира. У него были широкие плечи, узкие бедра и мускулистые, немного кривоватые ноги. Такие ноги обычно бывают у людей, которые много лет провели в седле. Увидев через дыру в разорванной охотничьей рубашке из оленьей кожи его обнаженное плечо, она покраснела от смущения. Он, словно почувствовав ее смущение, грациозно повел плечом, поправляя рубашку. Она была довольно длинной — даже закрывала бедра.

Ей еще ни разу не приходилось встречать подобного мужчину. Его рубашка, отделанная по краям бахромой (правда, добрая половина этих узких кожаных полосок уже давно оторвалась), была такой засаленной и грязной, что если бы с нее соскоблили всю грязь, то этой грязи хватило бы для того, чтобы похоронить лошадь. Если бы не его светлые волосы, довольно длинные и растрепанные, и короткая щетина более темного цвета, покрывавшая щеки и подбородок, то она приняла бы его за дикаря.

— Прости меня, Лонгмайер, — сказал Най, вытирая рукавом рубашки окровавленный рот. — Этот ублюдок оскорбил мою жену.

Он тряхнул головой, убирая волосы с глаз. В этом жесте было что-то высокомерное и дерзкое. Брианна сжалась от ужаса, подумав о том, что у него могут быть вши, и после того, как он тряхнул своими волосами, эти насекомые попадут на всех, кто стоит рядом с ним. Он поднял свою широкополую шляпу, украшенную перьями и змеиной кожей, и ударил ею об колено, отряхивая с нее грязь. В воздух поднялось облачко пыли, и Брианна чихнула.

— Почему же он оскорбил Маленькую Бобриху? — спросил его Лонгмайер.

Уроженец Кентукки, который все еще подпирал стену, решил сам ответить на его вопрос:

— Да потому, что она — индианка. Я слышал, что ты спрашивал про нее. По мне, так каждый, кто спит с грязной индейской шлюхой, не имеет права находиться среди порядочных людей. Эти краснокожие дикари запросто могут перерезать горло белому человеку. И я уверен, что белые мужчины, которые заводят шашни с индианками, ничем не лучше этих варваров.

Лонгмайер внимательно посмотрел на парня.

— Знаешь, Най, я вот удивляюсь, и почему я сразу не прибил этого подонка? — сказал он и, подмигнув Наю, отошел в сторону.

С быстротой стрелы, выпущенной из лука, Най подбежал к молодому пастуху из Кентукки и с такой силой ударил его в грудь, что тот охнул от боли и захрипел, как будто испускал дух. Еще одним сокрушительным ударом справа он добил этого парня. Пастух закатил глаза и рухнул на землю как подкошенный. Най выпрямился и отряхнул руки, а Лонгмайер довольно хмыкнул.

Источники:

http://vitr-ru.livejournal.com/3212.html
http://www.litlib.net/bk/111226/read/11
http://www.litmir.me/br/?b=272311&p=60

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector